Home / Жаңалықтар / О чем рассказал Дарын Мубаров?

О чем рассказал Дарын Мубаров?

Несколько дней назад, часть казахстанских салафитов озарило появление очередного  видео-обращения Дарын Мубарова, в котором он отвечает на некоторые обвинения в свой адрес, попутно намекая предъявителям возможным разбирательством в суде. Видео это сразу же появилось на страницах его единомышленников в социальных сетях. Вот, мол, вам, держите, злопыхатели.

Почему только часть казахстанских салафитов? Потому что они разделены между собой на разные группы, а внутри этих групп, на подгруппы, каждая из которых имеет разногласия с другими и претензии к ним. Почему только на некоторые обвинения? Потому что на все обвинения, — а их гораздо больше, — ответить так, чтобы они были безоговорочно сняты, вряд ли возможно.

Однако и не ответить совсем, как сказал об этом сам Дарын, уже нельзя. В результате, был сделан вполне разумный ход: ответить лишь на часть обвинений, на которые еще можно как-то ответить, упомянув, что отвечать на всё займет много времени, но, мол, и этого будет достаточно, чтобы понять ложность всего остального.

Но это блеф и бравада. На самом деле, оппонентам Дарына, как и самому Дарыну, а также его близкому окружению, понятно, что ответить на все так, чтобы это не обернулось против него, он не может. По крайней мере, публично. Отсюда и все эти попытки отвечать виртуально и выборочно, а также избегать прямой встречи с оппонентами, где вопросы будут задаваться прямо в лоб и отвечать на них нужно будет также.

Уточним, что мы сейчас говорим не о спонтанных встречах где-нибудь в мечети или на улице, о которых рассказывает сам Дарын, а о целенаправленной встрече с оппонентами, которая будет сниматься на видео и публиковаться в сети, и на которую его приглашали уже не раз. Но к этому мы вернемся позже.

Также, мы не будем сейчас повторять и разбирать все обвинения, которые были оставлены Дарыном без внимания. Приведем лишь в качестве примера тот факт, что в одном из своих выступлений, Дарын Мубаров фактически вынес такфир (обвинение в неверии) тем, кто не придерживается убеждений, что Аллах находится буквально на небе, если до них дошел довод. Учитывая, что довод салафизма до многих из нас дошел, но был отвергнут нами сознательно, как отвергались эти порочные взгляды суннитскими учеными на протяжении многих веков, большая часть мусульман Казахстана, включая весь ДУМК, попадают под такфир Дарына его последователей.

Какие последствия могут быть у такого заявления на практике (например, может ли этот такфир большей части мусульман отвратить людей от классического Ислама и привести их радикализации и экстремизму?), можно как раз-таки выяснить в суде, если Дарын Мубаров решит туда все-таки обратиться. Благо, запись этого выступления имеется и многим известна. Повторим еще раз, что это лишь один пример того, что было оставлено, однако цель этого материала не то, что Дарын пропустил, а то, на что он все-таки ответил, как он ответил и что именно он сказал.

Мы разберем это подробно, чтобы никто не обманулся красивыми речами и выборочными ответами нашего брата Дарына.

Итак, вот несколько основных моментов, на которые следует обратить внимание:

1. Дарын Мубаров подтвердил то, что и так знали его последователи, но в отличие от оппонентов, упорно старались не придавать этому факту огласки – он не придерживается ханафитского мазхаба. Того самого, который утвердился на казахской земле несколько веков назад и является самой большой суннитской правовой школой в мире.

Конечно, это не преступление. Любой мусульманин вправе следовать любому из суннитских мазхабов, хотя будет логичнее и правильнее следовать тому мазхабу, который распространен там, где ты родился и живешь. Именно по такому принципу и советуют выбирать мазхаб ученые Ислама. Но даже если человек выбирает другой мазхаб, вопреки распространившемуся мазхабу в своей местности, он все же имеет право это сделать.

Просто тогда не нужно прикидываться ханафитом и говорить людям, что ты следуешь ханафитскому мазхабу. Ведь ранее, в одном из видео, которое, благо, тоже сохранено в сети, Дарын Мубаров несколько раз утверждал, что придерживается ханафитского мазхаба. А теперь говорит иначе.

Понятно, что если ты публично объявляешь о своем следовании ханафитскому мазхабу, а затем прилюдно совершаешь намаз, как салафиты, к тебе рано или поздно появятся вопросы, что и произошло. Дарына Мубарова несколько раз видели в мечетях, совершающим намаз так, как это принято у салафитов, и, как он сам говорит, даже засняли это дело на видео, что и побудило его – а если быть честнее – вынудило признаться, что никакому ханафитскому мазхабу он не следует, а всего лишь его признает.

Это уже более логично: ведь признавать и придерживаться – далеко не одно и тоже. Оттого, что ханафиты признают шафиитский, маликитский или ханбалитский мазхабы, они шафиитами, маликитами или ханбалитами не становятся. Также и наш брат Дарын, не становится ханафитом только потому, что признает ханафитский мазхаб.

Все салафиты говорят, что признают все суннитские мазхабы, но на практике не придерживаются ни одного из них. Не достигнув уровня ученых-муджтахидов, не достигнув даже уровня просто ученых, они считают, что вправе самостоятельно обращаться к Корану и Сунне, и определять, какие мнения в мазхабах правильные, а какие нет. Это обыкновенная безмазхабность, которая является одним из признаков салафизма. В этом вопросе, позиция Дарына Мубарова и позиция салафитов удивительным образом совпадают.

Поэтому о видео, на котором Дарын Мубаров утверждает, что следует ханафитскому мазхзабу, следует просто забыть. Это неправда, и он сам это подтвердил.

2. Признав, что он не следует ханафитскому мазхабу, несмотря на то, что совсем недавно утверждал обратное, Дарын Мубаров также подтвердил и то, что не придерживается матуридитской акыды (суннитское вероубеждение, сформулированное имамом Матуриди) , а имеет с ней разногласия.

И это тоже его право. Просто нужно знать, что подавляющее большинство ханафитов были матуридитами в акыде, и наши предки не исключение. На территории Средней Азии, в медресе не преподавалась вообще никакая акыда, кроме матуридитской. Этой акыды придерживались Абай, Шакарим, Машхур Жусуп и многие другие просвещенные казахские деятели, о чем свидетельствуют их труды. Дарын Мубаров и его единомышленники, многие из которых позиционируют себя ревнивыми сынами казахского народа, прикрываясь для этого даже домброй, с помощью которой они играют на струнах казахской души, в религиозных вопросах далеки от казахов также, как далеки от нас салафиты Саудовской Аравии.

3. Какие именно разногласия у Дарына с классическими суннитскими школами акыды Дарын не уточнил, но из того, что он сказал сейчас и говорил ранее, одно становится ясным: в вопросах Асма уа Сыфат, Дарын Мубаров придерживается салафитской школы.

В последнем видео Дарын Мубаров несколько раз озвучивает свою позицию: он верит, что Аллах буквально находится на небе. В более раннем выступлении, Дарын называет тех, кто не верит, что Аллах на небе, кафирами (неверующими), если до них дошел довод.

Наш великий предок Абай Кунанбаев писал в отношении Аллаха «ля макан» — то есть «без места». Наш современник Дарын Мубаров говорит: «Если до тех, кто говорит «ля макан», дошел довод, что Аллах на небе, но они это не признали, тогда они – кафиры». Наверное, Абая они оправдывают тем, что до него не дошел довод. А может быть и не оправдывают вовсе… Так или иначе, позиция Дарына Мубарова в этом вопросе противоречит классическим суннитским школам, и соответствует лишь салафитской.

Примечание: Однако это не значит, что каждый, кто сказал, что Аллах на небе, является салафитом. Большинство людей являются невежественными в богословских вопросах, и потому от них часто можно услышать, что «Аллах на небе», или «Аллах в сердце», или «Аллах везде». Подобные выражения в своем буквальном смысле являются неправильными, но это распространено в разговорах простых людей и следует их просвещать. Если же такое говорит человек с религиозным образованием, который сам просвещает других, значит в его знаниях и убеждениях присутствуют серьезные проблемы.

4. Далее, наш брат Дарын рассказывает о своем отношении к чтению Корана умершим. Говорит тоже самое, что и обычно говорят салафиты: нет, по их мнению, у этого действия основы ни в Коране, ни в Сунне. Этот вопрос разбирался подробно и многократно, и нет смысла разъяснять его в очередной раз. Напомним лишь, что в ханафитском мазхабе, а также в других мазхабах Ахлю Сунна уаль Джамаа, данная практика является дозволенной и даже желательной, и основана она на практике сподвижников Пророка, салаЛлаху алейхи уасаллям, а также имамов мазхабов – тех самых, которые признает Дарын и все салафиты, но которым сами не следуют.И это тоже их право. Наше же право читать Коран умершим, потому что мертвы только тела, а души живы и слышат то, что происходит возле их загробной обители. Об этом свидетельствует множество хадисов. Когда-то у казахов было традицией посещать кладбища после джума-намаза и читать Коран покоившимся там родственникам, близким и просто мусульманам, но после того, как аксакалы перешли в мир иной, а чума салафизма поразила умы молодежи, данная практика, к сожалению, прекратилась.

Мы же обращаем внимание на это для того, чтобы подчеркнуть очередное сходство убеждений Дарына и салафитов, а также их общее противоречие классическим суннитским мазхабам.

5. Ну и напоследок, в этом пункте мы хотим немного прояснить ответы Дарына, и разъяснить некоторые моменты.

Начнем с того, что Дарын говорит по поводу диспута с Рустемом Сыздыковым, с которым он не хочет встречаться, потому что тот, по словам Дарына, может легко выйти из себя. Мы не можем согласиться с такой характеристикой уважаемого нами Рустема Сыздыкова, но все же, если это является единственной причиной отказа, то хотим напомнить Дарыну, что с ним готовы встретиться устазы, сдержанность которых уже доказала себя в диспутах, и он знает об этом.

Мы также хотим сказать Дарыну, что если он боится искажения фактов во время диспута, то никто не мешает его стороне вести запись встречи и в случае искажения опубликовать то, что было вырезано или смонтировано. Что касается проявления невоспитанности другой стороной, то ведь это как раз таки и будет против его оппонентов, и ему не следует об этом беспокоиться.

Далее, когда Дарын говорит, что необязательно было снимать то, как он совершает намаз, а достаточно было подойти к нему и спросить о его убеждениях, мы хотим напомнить нашему брату, что в одном из видео он сам рассказывает, как к нему подошел человек и спросил, какого мазхаба он придерживается, на что он ответил ему, что следует ханафитскому мазхабу. Когда человек уточнил это еще раз, он снова повторил свой ответ.

Теперь вопрос, имеет ли смысл что-то спрашивать у Дарына, если он говорит одно, а совершает другое? Ведь получается такая ситуация: когда у Дарына спрашивают, придерживается ли он мазхаба, он отвечает, что следует ханафитскому мазхабу. Когда же он совершает намаз, то делает это, как салафиты. И только после того, как этот намаз сняли на видео, Дарын вынужден был признаться, что ханафитского мазхаба он не придерживается, а придерживается позиции безмазхабников. Вот и остается молча снимать, а не спрашивать.

Также хотим сообщить Дарыну, что даже когда он говорил, чтоякобы следует ханафитскому мазхабу, в его безмазхабности мало кто сомневался. Всем было понятно, что это просто слова, которыми прикрывается он и его единомышленники. На самом деле, видео, на котором Дарын Мубаров совершает намаз, было сделано не коварным имамом, а профессионально смонтировано арабскими телеканалами. Именно оно приобрело большую известность, а не то, что снимал имам на свой телефон. Так что сетовать на этого имама не стоит, а сетовать надо только на самого себя.

Вот это видео


После, среди всего прочего, Дарын Мубаров говорит, чтобы ему привели хотя бы одного имама, которого бы он назвал «кафиром» за то, что тот читал Коран на могилах. Такого имама мы не знаем, но зато знаем многих других имамов, которые придерживаются матуридитской акыды, и попадают под такфир Дарына и его последователей за то, что отрицают нахождение Аллаха Своей Сущностью на небе.

Может быть Дарын думает, что до всех этих имамов не дошел салафитский довод о том, что Аллах буквально находится на небе? Вынуждены разочаровать нашего брата – до многих из нас этот довод дошел, но мы его отвергли доводами ученых Ахлю Сунна уаль Джамаа. Готов ли он сказать нам в лицо, что мы кафиры, или же отказаться от тех своих слов?

Мы же готовы встретиться с ним и подтвердить то, что в отношении Аллаха мы говорим «ля макан», то есть – «без места», как писал об этом Абай, и как верили в это все сунниты от первых до последних поколений.

В заключение, хотим обратить внимание на то, что Дарын и его единомышленники избегают публичного диспута, оправдывая это тем, что не хотят спорить и сеять фитну. При этом, они совершенно спокойно разговаривают на религиозные темы с журналистами, которые не подкованы в религии так, как устазы, аккуратно продвигая в общественность свои идеи, а также отвечают на вопросы оппонентов виртуально, как на последнем видео.

Все эти действия также происходят публично и тоже могут породить фитну, но почему-то никого из них это не останавливает. Может быть дело вовсе не в фитне, а в том, что на реальной встрече с устазами будут приводиться свидетельства и доказательства, оставить без внимания которые уже не получится? И что может быть большей фитной, чем обвинение мусульман, не разделяющих салафитские представления об Аллахе, в неверии?

Надеемся, что вместо очередного видео-ответа, Дарын и его единомышленники, согласятся встретиться с нами, и либо опровергнуть нас в честном диспуте, который они также могут записывать на видео, либо отказаться от своих прежних взглядов. В крайнем случае, все останутся при своих, но уже никто не сможет сказать, что Дарын скрывает свои истинные убеждения, поскольку прятать их долго все равно не получится, как не получилось у Дарына «стать» ханафитом. Аллах делает так, что тайное становится явным, и последнее видео лишь тому подтверждение.

Azan.kz.